Из истории ломбардов в России

Термин «ломбард» появился от названия области в Италии – Ломбардии, где в средние века менялы выдавали кредиты населению. Спрос на мелкие займы постепенно увеличивался, и предприниматели хотели организовать учреждения, подобные современным ломбардам. Но попытки поставить дело на широкую ногу тогда провалились. В 1462 году в Италии возникло кредитное учреждение с выдачей займов под залог. Именно с этого момента и начинается история ломбардов в современном понимании.

Заимодатели всегда хотели оградить себя от невозвращения долгов и поэтому постоянно искали способы получения залогов, стоимость которых сводила бы риск потери одолженных средств к минимуму. В мирные времена они охотно принимали в обеспечение кредита недвижимость должника или его ценные вещи. Но во время кровавых и затяжных войн дома и замки страдали от набегов, осад и пожаров не меньше тканей и мехов, а поэтому не гарантировали от потерь. Так что ростовщики (впрочем, как и банкиры в более позднее времена) перекладывали всю тяжесть своих убытков на добросовестных заемщиков, устанавливая сверхвысокие проценты по займам. В Средние века в Европе стоимость кредитов доходила до 300% годовых, что вызывало почти полное исчезновение оборотных средств у мелких торговцев и мастеровых и приводило к экономическому коллапсу местного масштаба.

Вдобавок серьезное уменьшение доходов ремесленников и торговцев сокращало и размеры налогов, которые они платили церкви. Поэтому за поиск выхода из тупика взялись члены влиятельного монашеского ордена францисканцев, которые предложили выдавать небольшие займы под залог ценных вещей.

Россия включилась в общеевропейский процесс благодаря императрице Анне Иоанновне, которая до восшествия на российский престол в 1730 году правила в Курляндии. Она повелела Монетной конторе выдавать кредиты из 8% годовых под залог золотых и серебряных вещей. Другая российская самодержица Елизавета Петровна в 1754 году возложила функции ломбарда на Государственный заемный банк. Однако по-прежнему в залог принимались только драгоценности, и для большинства представителей купечества кредит под залог оставался, как и прежде, недоступным.

Все изменилось при Екатерине II, которая хотела выглядеть в глазах просвещенной Европы мудрой и цивилизованной правительницей. После нескольких неудачных попыток ссудные кассы все-таки были учреждены в обеих столицах в 1772 году. Никаких средств ссудным казнам императрица не выделила, но позволила заимствовать деньги из сумм, предназначенных на благотворительность, под 5% годовых. Так что учрежденные ломбарды с первого дня оказались не столько благотворительными, сколько коммерческими организациями, принявшимися зарабатывать на разнице в процентах.

Со временем условия кредитования неоднократно менялись. Процент увеличивали, но переставали брать его вперед, потом вновь уменьшали, предоставляя самым бедным заемщикам льготные условия. Единственным, что оставалось неизменным, было крайнее неудобство пользования ссудными кассами. Работали они далеко не каждый день, причем присутственное время даже в эти редкие дни заканчивалось в час дня. Это вело к увеличению потока клиентов, к огромным очередям. Постепенно поток клиентов удалось сократить не только с помощью увеличения продолжительности присутственных дней и срока заклада с полугода до года, но и с помощью изменения перечня принимаемых в обеспечение кредита предметов. Невыкупленные залоги, как правило, оказывались в магазинах подержанных вещей.

Подводя после революции итоги работы русских ломбардов, один из крупных русских ломбардистов И. А. Кириллов, констатировал, что городские ломбарды оказались учреждениями для среднего класса. Большую часть их клиентов (более 54%) составляли мелкие торговцы, ремесленники, служащие и представители свободных профессий — адвокаты, художники, писатели и журналисты. Представители имущих классов имели возможность пользоваться более дешевым кредитом в государственных ссудных казнах. А беднякам не оставалось ничего другого, как обращаться в частные ломбарды, где требования к залогу были ниже, а проценты — выше. Опыт работы ломбардов показал, что они, вопреки общепринятому мнению, никогда не были в полном смысле «термометрами экономики». Во время кризисов и финансовых затруднений наблюдался не приток, а отток клиентов, поскольку торговцы и ремесленники в период спада предпочитали не влезать в долги.

Во время же затяжных кризисов в ломбарды вносили мало новых закладов, а большинство небогатых клиентов раз за разом перезакладывали свои залоги, не имея возможности выкупить их, но всеми силами пытаясь их сохранить. Именно так поступали во время первой мировой войны жены фронтовиков.

А в 1923 году, когда во время НЭПа у мелких торговцев и промышленников возникла нужда в оборотных средствах, советское руководство вспомнило о ломбардах. И вечная тема вещного залога в очередной раз получила свое советское социалистическое продолжение.

Источникhttp://www.zolotoy.net/avtolombard/interesnye-fakty-iz-istorii-lombardov.html